Николай Шустов — «коньячный король» и рекламный гений

0
159

Вчера побывал на заводе Ной (официально: Ереванской Коньячно-Винно-Водочный Комбинат Ной) и помимо осмотра подвалов и дегустации коньяков услышал историю одного из владельцев этого завода — Николая Шустова. Он был рекламным гений, без сомнения, и я чуть подробнее изучил то, что он делал.

В 1863 году Николай Шустов открыл производство водки (тогда ее называли «хлебным вином») и использовал оригинальный прием для ее раскрутки. А конкуренция в те времена была достойная, сотни производителей только в центральном регионе.

Так вот, за небольшой гонорар Шустов нанимал студентов, которые бодрой компашкой ходили по всем кабакам и трактирам и требовали водку «Шустова». После естественного отказа в следствие отсутствия этой водки они скандалили и иногда устраивали дебош. Все это освещалось в прессе и расползалось слухами. И довольно быстро по Москве, а затем и всей России, в заведениях появились алкогольные напитки «Шустов».

Аналогичный прием, даже немного усовершенствованный, применил для раскрутки коньяка сын Николая Шустова. Именно разорившийся к тому времени завод Арарат они приобрели в 1899 году и именно коньяк этого завода они доработали до необходимого качества и стали продвигать зарубежом.

В этот раз Шустов отобрал пару десятков симпатичных хорошо воспитанных молодых людей и щедро им заплатил. Задача была простая: разъехаться по странам Западной Европы и Северной Америки и там молодой человек с дамой заходили в дорогой ресторан, заказывали лучшие блюда. Когда стол наполнялся яствами они просили бутылку Шустовского коньяка. Напитка, естественно, не было. Молодой человек искренне удивлялся, извинялся перед дамой, что привел ее в эту дыру, расплачивался по счету, не притронувшись к блюдам, и покидал заведение, обещав никогда больше туда не появляться.

Уже через несколько месяцев европейские и американские рестораны заказывали армянские коньяки от Шустова.

Кроме того, известна история, когда Шустову единственному из не французских производителей разрешили называть свои напитки коньяком (обычно все подобные называли «бренди»).

Шустов отправил свою продукцию на всемирную выставку инкогнито. Среди судей были только французы. Шустов получил гран-при и только потом выяснилось, что напиток произведен не во Франции. В качестве исключения ему дали право называться коньяком.

Понятно, что всем этим историям уже сильно за 100 лет, но лично меня поразила находчивость этих ребят. В наше время у обложенных планшетами и смартфонами, сидящих на всех «трендовых ресах» рекламщиков креатива куда меньше…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here